Плема С. Пророк в своем Отечестве // Грушевский мост [Шахты]. 2009. № 1. С. 40–41.

ПРОРОК В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ

Уклад жизни рабочих в дореволюционной российской провинции мало способствовал росту их образованности, участию в общественных и государственных делах. Но все же некоторым из них, вопреки порабощающему быту и нелегкому труду, удавалось пробиться «наверх» из заводской среды.
В 1912 году депутатом Государственной Думы от Области войска Донского был избран сулинский рабочий, слесарь металлургического завода И. Н. Туляков. О его жизненном пути ростовская газета в то время рассказывала: «Избранный членом Госуд[арственной] Думы от рабочих Иван Никитич Туляков еще молод; ему около 35 л[ет]. В раннем детстве он приехал на зав[од] Сулин из Тамбовск[ой] губ[ернии] с родителями и с тех пор не покидал огромных казарм Сулинского завода. Образование И[ван] Н[икитич] получил в приходском училище, а по окончании его поступил в мастерск[ие] завода. Сколачивая тяжелым физическим трудом гроши для своего существования, он сохранил связь с книгой, расширившей его кругозор, с одной стороны, а с другой – увлекшей его на путь борьбы за экономическое и политическое благополучие рабочего люда. Выступления в защиту интересов рабочих создали его имени популярность, вскоре он завоевал доверие в массах и трижды был избираем уполномоченным на областной съезд представителей от рабочих. И[ван] Н[икитич] – социал-демократ. Кандидатура его поддерживалась не только сулинскими, но и ростовскими рабочими. В Думу он избран при содействии прогрессистов, казаков, крестьян и вообще оппозиции» (1).
Петербург, Таврический дворец… В 4-й Государственной Думе, этом большом собрании, где немало было известных политических фигур и искусных ораторов, Туляков не затерялся. Состоя в думской социал-демократической фракции, в которой меньшевики, к каковым относился он сам, численно преобладали над большевиками (впоследствии выделившимися в самостоятельную фракцию), Туляков активнейшим образом участвовал в работе законодательного учреждения. Просматривая толстые стенографические отчеты о думских заседаниях, на многих страницах встречаешь записи ярких, страстных речей рабочего-депутата. 
С парламентской трибуны Туляков заявлял о нарушениях законных прав рабочих властями, полицией, администрацией фабрик и заводов, отстаивал свободу стачек, союзов, собраний, выступал по вопросам страхования рабочих, указывал на несоблюдение правил надзора за производством горных работ, ведущее к человеческим жертвам, возмущался запрещением чествования памяти поэта Т. Шевченко. Донской депутат являлся инициатором парламентских запросов к министрам, был членом ряда думских комиссий: по народному образованию, по выработке законопроекта о собраниях, по рабочему вопросу, о народном здравии и прочих.
За выступлениями Тулякова в Думе ревностно следил Ленин, болезненно переживавший перевес думских меньшевиков над большевиками. Призывая своих соратников: «Плюйте почаще на меньшевиков», Ленин тем не менее был не прочь использовать этих «изменников» в своих целях. Речи Тулякова в Думе он назвал «повторением… либеральных мыслишек» (2), но при этом очень надеялся на приезд Тулякова в Галицию, в Поронин, для участия в предполагавшемся в 1913 году чтении лекций по вопросам социал-демократического движения (3).
Туляков действительно вел активную общественно-политическую деятельность вне Думы, стремился быть рядом с рабочими. Вот рядовой эпизод из петербургской хроники 1914 года: «6 января <…> состоялся вынос тела рабочего механической мастерской Балтийского завода, 19-летнего П. Живарева, раздавленного стальной болванкой. Проводить погибшего к могиле собралось около 1000 рабочих разных фабрик и заводов Петербурга. <…> У могилы депутат Туляков пытался сказать речь, но едва только произнес несколько слов, как был окружен околоточными надзирателями и арестован. В участке депутат назвал свою фамилию и звание, после чего пристав тотчас же освободил его» (4). (Депутатская неприкосновенность!)
Не прекращалась связь Тулякова с Доном. В 1914–1916 годах он посещает донские города, выступает перед рабочими. В 1915 году, будучи уполномоченным общества потребителей Сулинского завода, участвует в собраниях уполномоченных этого общества, происходивших в Сулине (5).
В 1917-м, с началом Февральской революции, напряженная жизнь депутата становится еще насыщеннее. Обозначим некоторые события ее беглым пунктиром.  Туляков произносит речи перед восставшими солдатами в Таврическом дворце; входит в исполком Петросовета; в качестве комиссара Временного правительства в марте посещает Севастополь, участвует в процедуре приведения к присяге Временному правительству флота и гарнизона Севастополя, принимает вместе с вице-адмиралом А. В. Колчаком парад; в апреле Туляков – на митинге в Александровске-Грушевском; позднее в Сулине участвует в работе местного Совета; является делегатом Первого Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов в Петрограде, избирается в члены ВЦИК от меньшевиков; включен в списки кандидатов в Учредительное собрание. 
В 1918-м пунктир обрывается. В мае, после утраты большевиками власти на Дону, местные газеты сообщили о трагической гибели Тулякова. Новочеркасская «Новая донская жизнь» извещала: «Близ Сулина красногвардейцами убит член 4-й Гос[ударственной] Думы с[оциал]-д[емократ] Иван Никитич Туляков. Военно-революционный комитет не выдавал разрешения на погребение убитого, и прах И. Н. Тулякова был предан земле лишь после ухода из Сулина советских войск» (6).
В таганрогской газете «Южное слово» появилась, за подписью Энский, скорбная заметка-воспоминание о новой жертве развязанной большевиками гражданской войны:
«Убит в горном районе с[оциал]-д[емократ] Туляков, член Государственной Думы. Убит в родном краю, где расцвели цветком его надежды. Было время, когда народные очи с гордостью смотрели на своего сына и друга. Выброшенный на вершину общественной деятельности, Туляков всегда сохранял связь с народными массами, так как кровные нити единства происхождения и солидарности интересов связывали его с рабочим классом.
Сам рабочий, Туляков всю свою жизнь посвятил служению России, великой и несчастной.
Помню, в праздник полугодовщины революции (7) мы встретились с ним в Боковском районе… Светлый день. Сотни знамен развевались в поле. Десятки тысяч рабочих стояли сплоченными рядами.
Приехал Туляков, и тысячи народных глаз, ищущих правды земной, потянулись в его сторону. <…>
Говорил Туляков, чеканя слова, как золото. В них не было искусства присяжного оратора. В них звучала деловитость анализа и вера в народные силы. Еще тогда Туляков предупреждал рабочих от увлечений толпы, дикой в своих требованиях. Сам «государственный», он пытался их, родных и близких себе, поднять и научить государственному пониманию.
Молчали… Невозможно было узнать, что скрывается в тайниках народной груди. Там работали подземные силы. Они заговорили этой своей ужасной силой, и он замолчал – в весенние дни, когда так хочется жить, когда не умирают порывы творчества.
Несчастный жалкий род <…> своих пророков побивает камнями» (8).
Что можно добавить к последним словам? Туляков стремился взять в собственные руки судьбу свою и своей страны. Судьба оказалась к нему беспощадной.
––––––––––––––
1. Приазовский край. 1912. 27 окт.
2. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 48. С. 241. В публикации ленинского письма к В. С. Войтинскому в этом высказывании мы видим отточие. Зная отношение большевиков к либерализму, можно предположить, что Ленин употребил здесь непечатное выражение.
3. Там же. С. 199–200, 202.
4. Санкт-Петербургские ведомости. 1914. 8 янв.
5. Утро юга. 1915. 23 февр., 15 марта.
6. Новая донская жизнь. 1918. 13 мая.
7. Речь идет о Февральской революции.
8. Южное слово. 1918. 15 (28) мая.

Сергей ПЛЕМА

Отсканированная статья
Tuliakov.jpg
Изображение JPG 903.8 KB

Рассказы о прошлом донского края

Яндекс.Метрика